ira_muravei

Categories:

КОВИД: протокол лечения из Новосибирска (Андрей Громов)

Интервью раз за разом повторяли в  эфире канала на всю страну, оно стало сенсацией дня. В итоге в Италии  дали разрешение на использование новой терапии. То есть сегодня людей  уже лечат этими методами! Пока только в нескольких университетских  госпиталях, в частности в Бергамо, в больнице Папы Иоанна XХIII. И если  результаты подтвердятся, это будет взято на вооружение итальянской  медициной.
сейчас появилась новая информация о коронавирусе, и картина заболевания  приобрела еще более сложный и опасный характер. Например, китайские  специалисты выяснили, что вирус поражает гемоглобин – белок, несущий  кислород. И буквально вчера стали известны наконец данные вскрытий.  Вообще-то исследование патологоанатомических материалов – база для  изучения любого заболевания, но здесь международные научные структуры до  последнего момента старалась этого избежать – вскрытия умерших от COVID практически не делали.
 
Первый массив провели итальянцы. И были поражены: их удивило обилие  тромбозов – картина для вирусных заболеваний совершенно нехарактерная.  Русские, швейцарские, немецкие врачи-патологоанатомы сообщили о  массивном поражении микроциркуляции крови и о тромбозах. Их выводы  полностью подтвердили наш клинический анализ ситуации. И сейчас  специалисты уже признают – да, коронавирус вызывает нарушение кровотока в  микрососудах и тромбозы в сосудах крупных и средних. Причем не только в  легких, но и в сердце, головном мозге, коже, возможно, почках. Но пока  наши коллеги воспринимают это как осложнения инфекции.

– Все считают, что это пневмония. И лечат ее как пневмонию. А пневмония  вторична, развивается позже и далеко не всегда. На самом деле это совсем  другой процесс. Это повреждение клеток крови и воспаление стенок сосудов – гемолитический микротромбоваскулит.
 

И теперь смотрите, что происходит: сейчас врачи идут вслед за  болезнью. Развивается одышка – начинают заниматься проблемами в легких,  возникают тромбозы – их нужно сначала выявить, диагностировать, а потом  лечить. Но к этому моменту лечить уже поздно. Тромбозы – это не  осложнения. Это проявление второй стадии болезни, которую вызывает  коронавирус.
 

– И сколько же их всего?
 

– Уже сейчас очевидны четыре. Коронавирус – как китайская шкатулка,  вынимаешь одну, а в ней другая, дальше третья… Инфекционисты лечат  инфекцию, применяют антивирусную и противовоспалительную терапию. А  болезнь перетекает в васкулит и микротромбообразование. Васкулит должны  лечить ревматологи, но они не занимаются вирусными больными.

Проблема в том, что медицина у нас зажата рамками регламентов. И коронавирус ударил в эту проблему.  Есть клинические рекомендации – выполняйте. Нельзя инфекцию лечить как  васкулит. А болезнь тем временем уйдет в новую стадию – фиброза легких. И  возможно – фиброза печени, кардиофиброза, энцефалита, болезни почек…
 

– И что в таком случае делать?
 

– Все сейчас надеются на вакцину. Хотя уже известны 30 разных штаммов  коронавируса. А вакцина делается к нескольким, и это значит, что  придется бесконечно создавать разные варианты вакцин – снова и снова.  Причем китайцы недавно заявили, что обнаружен еще один, новый  агрессивный штамм.
 

Поэтому надо действовать иными методами. Наша принципиальная позиция  такова – мы должны взять инициативу в свои руки. Не ждать, пока начнется  тромбоз и тем более васкулит. Мы уже знаем, что он начнется, такова  логика этого заболевания. Поэтому нам нужно это предотвратить, бить  первыми. Тогда мы спасем больного.
 

Чем опасен COVID-19 – тем, что это уже совсем не вирусная эпидемия.  То, что возникает васкулит, как раз говорит о том, что никакого  сравнения с другими вирусами здесь не может быть. Это совсем другой  процесс.
 

– То есть это категорически не те инфекции, с которыми раньше сталкивалось человечество?
 

– В том-то и дело! Это вирус нового типа. Его изменчивость делает его  трудноуловимым. Он проявляет себя по-разному – мы начинаем лечить одну  болезнь, а она переходит в другую. Обычно все вирусы мутируют в сторону  ослабления, а у этого вдруг обнаруживаются новые агрессивные штаммы.  Будет очень тяжелая волна эпидемии, если мы сейчас не научимся  блокировать вирус терапевтически – блокировать не вакциной, а влиять на  сам механизм развития заболевания. Ведь дальше коронавирус ныряет еще  глубже – на уровень межклеточных разрушений, создавая фиброзы. Сейчас часть выздоровевших после тяжелых пневмоний становится инвалидами, но дальше будет еще хуже – следующие осложнения, которые вызовет вирус, это аутоиммунные заболевания, цирроз печени и рак.
 

– Откуда такие выводы?
 

– Специалисты это уже понимают. COVID-19 действует на иммунитет:  выключает интерфероны, выбивает Т-клетки – и хелперы, и киллеры, – а это  основа защиты нашего организма. Коронавирус во многом похож на вирус СПИДа, недаром его одно время лечили препаратами, которые прописывают больным ВИЧ.  Мало того, китайцы уже обнаружили, что белки вируса повреждает напрямую  гемоглобин, выбивая оттуда ионы железа. Это приводит к гемолизу –  разрушению эритроцитов. Тем временем освобожденные ионы железа вызывают  мощную окислительную реакцию, настоящий пожар в организме. Сгорают  сосуды, повреждается ДНК. И если сосуды еще можно восстановить, то  изменения в ДНК на фоне сниженного иммунитета неизбежно приводят к  аутоиммунным поражениям.
 

– Вы рисуете какую-то зловещую картину.
 

– Скажу вам больше – мы пока не знаем всех последствий этого вируса. Он  крайне агрессивен, крайне тяжел и крайне изменчив. Те пациенты, которые  бессимптомно его переносят, чем для них это обернется? У части  таких больных уже отмечены тромбозы, поражение микрососудов, развитие  фиброзов. Вполне возможно, что те исходы, которые мы сейчас расценивает  как благополучные, через год-два для нас обернутся волной медицинских  проблем – накоплением людей с хроническими заболеваниями.
 

Поэтому повторяю еще раз – терапия должна начинаться в ранние сроки у  всех больных. Нам не надо ждать, пока будет готова вакцина, нам надо  лечить сегодня. Если мы сумеем остановить вирус на первом уровне, не  допустить его на второй и последующие, то у него не будет шансов сильно  навредить организму.
 

– А в чем заключается сам принцип лечения?
 

- Принцип описан у нас на сайте и в наших публикациях. Так в научном  мире не делается, но в связи с опасностью ситуации мы пошли на  беспрецедентные меры – выложили это в общий доступ, без всякой защиты.  Читайте, изучайте, пользуйтесь. Мы предлагаем комплексную терапию с  использованием гепаринов, антиагрегантов, мембраностабилизаторов,  стимуляторов белкового обмена… Но надо еще проводить испытания, искать  наиболее эффективные схемы. Итальянцы уже начали это делать.
 

Поймите, каким бы врачом я ни был, у меня не настолько высокий  авторитет, чтобы убедить в своей правоте целое государство. Но 25 тысяч  смертей убедили итальянцев, что русский доктор прав и надо действовать. Мы  в России тоже можем подождать, когда у нас будет 25 тысяч погибших от  коронавируса. Тогда мне, возможно, поверят. Но мне бы хотелось, чтобы  меня услышали сегодня.
 

И вот еще важно – что я понял на собственном опыте. У нас нет  площадки для обмена идеями, как противостоять COVID-19. Нет платформы,  где врачи и ученые предлагали бы новые способы борьбы с этой инфекцией,  делились опытом, искали решения. В Греции, например, еще до  возникновения эпидемии сформировали ученый совет, разработали свою  программу. И теперь у них парадоксально низкий уровень заболеваемости и  летальности. В Шанхае тоже создали совет, в итоге там дали один из  лучших протоколов лечения. На днях Израиль объявил о создании  национальной технологической платформы, чтобы все новые разработки сразу  шли в дело. В России РФФИ объявил конкурс научных исследований –  результаты будут через три года. Нам необходимо организовать открытую  площадку для поиска новых путей решения этой проблемы. Они могут прийти с  неожиданной стороны. Есть все основания полагать, что нынешняя эпидемия  не последняя, будут другие. И надо, чтобы мы к ним были готовы.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded